Съемки фильма Предел Контроля

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Съемки фильма Предел Контроля. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Фильмы».

Съемки фильма Предел Контроля.rar
Закачек 3701
Средняя скорость 3491 Kb/s
Скачать

Съемки фильма Предел Контроля

Действие фильма начинается в аэропорту, где герой Банколе (согласно титрам — «одиночка») получает инструкции к своей миссии, причём сама миссия не упоминается, а инструкции испещрены загадочными фразами, такими, как: «Всё субъективно», «Вселенная не имеет ни центра, ни краёв; реальность случайна» и «Используй своё воображение и свои навыки».

Фильм нашпигован отсылками к другим фильмам и литературным произведениям. Собеседники главного героя упоминают «Подозрение» Хичкока, «Жизнь богемы» Каурисмяки и «Сталкер» Тарковского [5] . Название фильма взято из трактата Уильяма Берроуза, а эпиграф — из «Пьяного корабля» Рембо. Компания PointBlank названа в честь знаменитого «пустотелого триллера» Point Blank (1967). Кинокритики уподобляли одиночку с непроницаемой физиономией киллерам-стоикам из фильмов Мельвиля, а в плане жанра указывали на сходство с псевдо-триллером Микеланджело Антониони «Профессия: репортёр» (1975) [1] , действие которого происходит в схожих испанских декорациях.

Съемки фильма Предел Контроля

После этого одиночка отправляется в Мадрид [2] , а затем в Севилью, где его ждут встречи с несколькими эксцентричными людьми. Каждая встреча имеет один и тот же принцип: он заказывает два эспрессо и ждёт. Человек, с которым он должен встретиться, приходит и спрашивает: «Вы не говорите по-испански, так?», на что он отвечает «Нет». Все люди, с которыми он встречается, говорят ему несколько загадочных предложений, затем оба обмениваются спичечными коробками. Он находит код, написанный на маленьком кусочке бумаги, положенном в коробок, который читает и сразу же съедает [3] .

«Пределы контроля» (англ. The Limits of Control ) — фильм американского режиссёра Джима Джармуша, который был в значительной степени сымпровизирован съёмочной группой [1] . Съёмки начались в феврале 2008 года и проходили в испанских городах Мадриде, Севилье и Альмерии. Премьера состоялась на Каннском фестивале 2009 года вне основного конкурса. Музыку для фильма написала японская группа Boris.

Факт – в России Джармуша любят. В России любят вообще все томное, длительное, маняще-загадочное и недосказанное, свидетельство чему засилье магического реализма, Коэльо, Борхеса и прочих разных Кар Ваев и Макс Фраев в гуманитарных умах. Это очевидно, точно так же как то, что «Пределы контроля» в широком прокате стоило бы переименовать в «Пределы терпения». Или как то, что нюансы восприятия фильма так и тянет сравнить с эпизодом, когда герой Де Банколе идет в мадридский Музей королевы Софии и целую вечность смотрит на полотно, к которому приклеена грязная простыня (и ведь будут в рецензиях сравнивать, хватая радостно пряник, подброшенный режиссером).

Одним из главных событий проходившего на территории московского кинотеатра «35 мм» фестиваля «Завтра» (кроме возможности подергать за бороду живую легенду Алехандро Ходоровски и наблюдать прогуливающегося по вестибюлю безо всякой охраны унылого Рутгера Хауэра) был внеконкурсный показ «Пределов контроля», очень странного нового фильма очень странного режиссера Джармуша.

Фильм «Пределы контроля»

Ключевые фигуры кино 80-х — Линч, Кар Вай, Альмодовар, Джармуш — столкнулись на исходе 2000-х с одной и той же проблемой: по выражению К.Л.Эрнста, Бог перестал через них разговаривать с людьми, а самим им сказать, очевидно, нечего. В результате одни скатываются в откровенное безумие, другие занимают­ся самоповторами, Джармуш же ударился в загадочную многозначительность в духе Андрея нашего Звягинцева. «Пределы контроля» отчасти выезжают за счет картинки (оператор — кар-ваевское альтер эго Кристофер Дойл): любой отдельно взятый кадр можно спокойно отправить на выставку «Мода и стиль в фотографии». Но если не обращать внимания на эту новую визуальность, выглядит все как «Пес-призрак», из которого вынули иронию, человеческую теплоту, хип-хоп и всякое подобие сюжета, — или как пародия на Джармуша, снятая программой «Большая разница»: долгие проезды камеры по пустынным ландшафтам, многозначительные паузы, чудаковатые персонажи второго плана, загадочно жужжащие гитары (вместо Нила Янга из «Мертвеца» японская группа Boris), кофе, сигареты. Если у классического Джармуша сквозь самые банальные ситуации просвечивала тайна бытия, то здесь про тайны много говорят и еще больше показывают, но ничего не светится. «Пределы контроля» похожи чем-то на новое русское кино — видно, что снимали его интеллигентные насмотренные люди и что на съемках они прекрасно проводили время, но на финаль­ных титрах хочется схватить режиссера за лацканы и потребовать ответа: что это было такое? африканец — он кто? что за странную гимнастику он делает? что написано на бумажках, которые он ест, и зачем он их ест? что это за пределы? какого контроля? Ближе к финалу, впрочем, герой Де Банколе оказывается ровно в той же ситуации, что и зритель: он приходит в мадридский Музей королевы Софии и долго сидит перед полотном, к которому приклеена грязно-белая простыня. Ну то есть — круто, но путано и непонятно.

Молчаливый африканец (Де Банколе) в красивом коричневом костюме получает от двух незнакомцев в бизнес-зале аэропорта загадочную инструкцию: пойдешь к башням, сядешь в кафе, будешь присматривать за скрипкой. Африканец (мы не то чтобы пренебрегаем политкорректностью — просто у главного героя нет имени) летит в Мадрид, оттуда поездом в Севилью, дальше мелькают более скромные города и полустанки Пиренейского полуострова, на пути ему встречаются Тильда Суинтон в виде платиновой блондинки и Гаэль Гарсия Берналь в ковбойской шляпе, они произносят фразы, которых постеснялся бы и писатель Коэльо: «Кино — это сны, которые нам не приснились» или, там, «Иногда отражение оказывается более реальным, чем то, что отражается», обмениваются с африканцем спичечными коробками и исчезают. Африканец достает из коробка бумажку и съедает ее. Периодически в его гостиничном номере материализуется голая девица в очках (де ла Хуэрта) и намекает на возможность сближения. Африканец молчит в том смысле, что не против, но костюма не снимает. В финале происходит ничем не мотивированный выход Билла Мюррея, потом африканец снова куда-то едет. Все.


Материалы по теме